В августе этого года, необычный эпизод произошел в центре Киева: публичное противостояние между двумя правоохранительными органами.

Средь бела дня, два черных минивэна, припаркованных на тротуаре, высадили 12 человек — в масках, шлемах и с автоматическим оружием – они вошли в здание, оставив несколько человек снаружи. Короткая схватка (природа которой, конечно, спорна) произошла между сотрудниками Управления Генеральной Прокуратуры Украины (ГПУ) и специальным подразделением недавно сформированного Национального Антикоррупционное Бюро Украины (НАБУ). Специальный отряд НАБУ пришёл на помощь нескольким коллегам, которые были задержаны сотрудниками ГПУ по подозрению в подпольной деятельности. В конце концов, драка закончилась без серьезного кровопролития. Но столкновение между двумя основными антикоррупционными органами Украины стало символическим отражением широкой политической реальности. Сейчас мы находимся в середине первого президентского срока Петра Порошенко — человека, который пообещал сделать все возможное, чтобы ликвидировать коррупционные сети внутри страны. Но, почти три года после революции Евромайдана,

политический строй Украины по-прежнему полностью коррумпирован сверху донизу.

Конфликт между ГПУ и НАБУ помогает понять почему.

Коррупция уничтожает Украину изнутри. Она пронизывает страну на всех уровнях — от обычной практики подкупа учителей начальных школ для хороших оценок до масштабных схем, включающих круг приближённых президента. Согласно «Барометру мировой коррупции» Transparency International, 72 процента украинцев считают, что мало что изменилось с точки зрения коррупции, после резкой смены власти в 2014 году. После того как недавно электронное декларирование активов стало обязательным для политиков и государственных служащих, украинское общество было поражено многомиллионный резервами наличности, обнаруженными у старших должностных лиц. В то же время, парламент страны превратился в самый крупный и эксклюзивный в Европе бизнес-клуб, членство в котором оценивается в несколько миллионов долларов за вступление (для покупки голосов). Но отдача от такого вложения стоит того, за счёт доходов от коррупции, которым мог бы позавидовать любой старт-ап из Силиконовой долины.

Оттолкнув авторитарного президента Виктора Януковича, новое правительство предприняло попытку применить два разных подхода к реформированию страны: очистить существующие государственные учреждения и построить новые с нуля, а затем передать власть в нужный момент. Только второй подход доказал свою эффективность. Новые силы полиции Украины и НАБУ, как недавно созданные, почти единственные примеры реального институциональных изменений в постреволюционной Украине. В тоже время, попытки реформировать прогнивший офис прокуратуры и судебную систему изнутри провалились полностью. Украина четырежды сменила генеральных прокуроров в течение трех лет, но не один из них не показал признаки какого-либо реального результата.

Сегодня НАБУ, созданное с помощью правительства США — это единственный по-настоящему независимый правоохранительный орган Украины.

Модель НАБУ была пролоббирована влиятельными членами гражданского общества Украины, которые были вдохновлены успехом аналогичного органа в соседней Румынии. Решающее значение для успеха НАБУ сыграла его независимость от обычных коррупционных сетей: Закон, который создал орган, предусмотренный проведение конкурсного отбора и независимую проверку благонадежности персонала и обеспечил необычно высокую зарплату. Артем Сытник, руководитель НАБУ, был выбран из числа почти 200 кандидатов в конкурентной борьбе под контролем независимого комитета. Его первый рабочий день в декабре 2015 года ударил прямо в сердце коррупции – было открыто уголовное дела против некоторых соратников президента Украины и тогдашнего премьер-министра.

Один год спустя, НАБУ известен тем, что продолжает последовательно преследовать и возбуждать уголовные дела против коррупционеров на самом верху постреволюционной Украины. Его первое расследование, например, касалось мошеннических схем с участием государственной энергетической компании, в которых замешан Игорь Кононенко — правая рука президента — а также влиятельные братья Суркисы. Кроме того, НАБУ инициировала три уголовных дела против Николая Мартыненко, влиятельного союзника бывшего премьер-министра Арсения Яценюка. Следователи смогли получить документы из Швейцарии, показывающие, что законодатель получил «комиссионные» платежи на свой панамский банковский счет за поставки расходных материалов и оборудования для атомных электростанций Украины.

Никогда раньше Украина не видела расследований против лиц такого уровня – это было попросту невозможно. Так что не удивительно, что элита страны начала войну против НАБУ с самого первого дня её работы. На самом деле, именно попытка Генеральной Прокуратуры Украины вмешаться в расследование НАБУ и привела к открытому столкновению вооруженных людей на улицах Киева прошлым летом.

Исполняющий обязанности генерального прокурора Юрий Луценко, который возглавлял парламентскую фракцию президента как раз летом 2016, является одним из главных противников НАБУ. Действующее законодательство четко говорит, что ни один орган, кроме НАБУ, больше не может расследовать преступления, связанные с коррупцией. Но Луценко одержим идеей изменения этой правовой базы для того, чтобы у него, как у генерального прокурора, была возможность лично определять, кто будет расследовать те или иные частные случаи коррупции, тем самым подрывая независимость НАБУ в этом поле.

В свои первые месяцы на посту заведомо коррумпированной ГПУ, Луценко произносил речи, призванные успокоить западных дипломатов и гражданских активистов, обещая навести порядок и привлечь к ответственности приспешников свергнутого экс-президента Януковича.  Но позже, в своих попытках подорвать независимость НАБУ, генеральный прокурор показал своё истинные лицо.

Другие органы также выступили против НАБУ. Служба Безопасности Украины начала расследование коррупции против штатного сотрудника НАБУ за «преступное» проведение учебного курса для Немецкого фонда (German foundation). Другие органы и должностные лица, ответственные за борьбу с преступностью, также стремились блокировать следственные действия НАБУ через различные юридические махинации.

Окруженный со всех сторон, НАБУ нуждается в максимальной поддержке. Это особенно важно в свете массовых коррупционных скандалов, которые потрясли Украину в последние недели. Александр Онищенко, законодатель, который скрывается от правосудия в Лондоне, применяет всю свою риторику для нападения на президента Порошенко. Он утверждает, например, что мошеннические схемы, существующие на газовом рынке, появились там с благословения президента. Онищенко также обвинил Порошенко в систематическом подкупе законодателей и попытке купить средства массовой информации для обеспечения их лояльности.

Сам Онищенко также был объектом расследования НАБУ, но, видимо, надеялся на заступничество от Порошенко. В конце концов, именно благодаря президенту он был избран в первый раз: Блок П. Порошенко решил не запускать выборы в его регионе, расчисти Онищенко дорогу в парламент.

В конце концов, расследование против Онищенко было, предсказуемо, сорвано — генеральный прокурор отказался подписать обвинительный акт против него. Это было достаточно, чтобы не выдавать международный ордер на арест Онищенко, что позволило ему бежать в Лондон. Там он начал предлагать западным спецслужбам информацию о коррупционных сделках в Украине для того, чтобы попытаться получить политическое убежище. Сейчас он является одним из главных ньюсмейкеров Украины, будоража общественность рассказами о незаконных распоряжений президента на его наручные часы.

Такие крупные коррупционные скандалы колеблют основы украинской политики по нескольку раз в год. Но единственным результатом становится падение поддержки президента, которого уже более 60 процентов населения считают ответственным за коррупцию. И это не удивительно: политика Порошенко по «долигархизации» Украины, анонсированная весной 2015 года, не удалась. Драйв приватизации Украины оказался сорван. Назначение исполнительных директоров в государственные компании, которое наконец должно было стать состязательным процессом, превратилось в фарс.

Вместо решения этих проблем, президент был занят строительством собственного клана богатых единомышленников, которых он намеревается использовать в качестве базы поддержки, чтобы добиться переизбрания на второй срок. Именно поэтому крупнейшие украинские государственные предприятия имеют покровителей среди друзей президента, которые качают сотни тысяч долларов из государственного бюджета в карманы его приспешников.

НАБУ является единственным учреждением, которого коррумпированные чиновники до сих пор боятся.

Именно поэтому у него так мало друзей и так много врагов. Опыт показывает, что любая попытка реформировать старые органы по борьбе с коррупцией Украины обречена на провал — стране нужны новые. Это особенно важно на уровне судов и прокуратуры, где за период реформ ничего не изменилось. Невозможно себе представить, что когда-нибудь Украина может стать нормальной страной, пока её генеральный прокурор продолжает сидеть в одном чате с членами парламента, глумящимися над его притязаниями на независимость.

НАБУ будет нуждаться в постоянной поддержке со стороны Соединенных Штатов в ближайшие годы. Производительность НАБУ сейчас имеет геополитическое значение. Для миллионов людей, находящихся под гнетом авторитарных лидеров в постсоветском мире, опыт Украины станет сильным аргументом в пользу «правительства народного протеста» — но только если правительству народного протеста Украине удастся их предложить.

jpg-blackwhite
На фото: активисты протестуют перед зданием Генеральной Прокуратуры Украины (ГПУ) в Киеве, 17 августа 2016.

Источник: http://foreignpolicy.com/2016/12/20/kiev-versus-kiev-poroshenko-ukraine-corruption-nabu/

comments powered by HyperComments