Британская газета The Guardian публикует материал о москвиче, который потратил 23 года на идентификацию всех офицеров НКВД. Ниже  приводим перевод статьи.

Оглашены списки сотрудников НКВД, в которых более сорока тысяч людей, так или иначе вовлечённых в Красный Террор.

Москвич Андрей Жуков единолично идентифицировал каждого офицера НКВД, участвовавшего в происходивших в 1930-е годы арестах и убийствах.

В течение двух десятилетий, начиная с 1993 года, Андрей Жуков по меньшей мере три дня в неделю ходил в Московский архив, тратя час за часом на изучение тысяч приказов НКВД, тайной полиции Иосифа Сталина, в поисках имён сотрудников организации.

Как результат — первое комплексное исследование мужского состава НКВД, ответственного за проведение Большого Террора Сталина 1937 и 1938, в ходе которого около 1,5 миллиона человек были арестованы и 700 000 расстреляны. Хотя это не первое подобное исследование, направленное на раскрытие тайн НКВД, это первый случай, когда все — от следователей до палачей — были идентифицированы. В получившемся списке чуть больше 40 000 имен.

Жуков — бодрый чудак, как его называют западные СМИ, который живет в сельской местности за пределами Москвы, говорит, что, хотя он никогда не был поклонником Сталина, в его работе не было никакой реальной политической мотивации. Сейчас ему 64, он всегда любил собирать вещи и был заядлым филателистом в советский период.

Меня всегда манило то, что было секретом, или то, что было трудно найти. Я начал это от чисто из инстинкта коллекционера, — сказал он.

Историки, однако, вскоре осознали важность работы Жукова. Мемориал — организация, документирующая преступления сталинской эпохи, — выпустила компакт-диск прошлым летом, содержащий его базу имен. В ноябре база данных была выпущена в Интернет.

Такая работа, которая, как правило, делается группой исследователей, либо целым институтом, но он сделал все это в одиночестве,

— прокомментировал работу Жукова Ян Рачинский, сопредседатель Мемориала.

Архивные документы не разрешается фотографировать, поэтому Жуков копировал имена и подробности из газет в большие бухгалтерские книги, а затем переписал их на серии карточек, которые он держал у себя дома, добавляя информацию к картам, когда он обнаруживал подробности о уже записанных служащих.

На всё это потребовались годы кропотливой работы. Поскольку НКВД отвечал за целый ряд функций в дополнение к арестам и казням, Жуков ограничил свой поиск до тех людей, кто принимал участие в охране государственной безопасности.

Не все в этом списке — мясники: кто-то даже был убит, отказавшись выполнять свои приказы. Но подавляющее большинство из них были каким-либо образом связаны с террором, — говорит Рачинский.

Никита Петров, ещё один историк Мемориала:

Среди этих людей, как и везде, были энтузиасты и были карьеристы, но, тем не менее, работать в НКВД было престижно. В начале 1930-х годов, когда была бедность и голод, они получали хорошую форму и их хорошо кормили. Пусть и изначально люди не знали, что в течение пяти лет они будут приговаривать тысячи людей к смерти.

Мемориал ранее обращали больше внимания на документирование жертв репрессий советской эпохи, чем преступников. Их база данных содержит около 2700000 имен и еще 600 000 должны быть добавлены в этом году. Рачинский говорит, что это около четверти из около 12 миллионов человек, которые должны составить полный список — тех, кто был сослан или приговорен к смерти по политическим причинам.

В некоторых регионах местные службы безопасности никогда не опубликовывали списки жертв; во многих местах, архивы до сих пор остаются закрытыми.

Еще один проект, Final Adress, был запущен в 2013 году в память о жертвах террора. Родственники или другие заинтересованные стороны могут подать заявление на установку памятной таблички на домах, где жили жертвы. Сергей Пархоменко, журналист и активист, который создал проект, сказал, что на сегодняшний день было около 1500 запросов, и 300 мемориальных досок было установлено.

Интересный факт, что около 10% из 40000 человек в списке Жукова, были в свою очередь либо расстреляны или заключены в тюрьму, хотя некоторые из тех, кто были отправлены в ГУЛАГ получили амнистию во время второй мировой войны и даже был награждён медалями и орденами. 

Жуков рассказал о своем обсуждении на форуме онлайн истории с человеком, который с гордостью рассказывал, как его дед был награждён престижными медалями во время войны. Оказалось, сказал Жуков, что дед этого мужчины командовал расстрелами во время террора. Он был отправлен в ГУЛАГ, но позже был освобожден и снова организовывал казни во время войны. Истории, такие как эта, показывают всю сложность сталинского режима, то, что во многом умалчивается в современной России, где победа во Второй Мировой Войне стала объединяющей национальной чертой.

Хотя уже были некоторые попытки поднять речь о темных страницах 1930-х годов, и даже музей Гулага был открыт в Москве в прошлом году, официальная точка зрения стремится оттеснить чистки и убийства.

Как говорит Петров, ни один современный школьный учебник, который ссылался бы на преступления в сталинский период, не использует этот термин, предпочитая только ошибки и перегибы.

Таким образом, хотя уже есть планы построить мемориал жертвам политических репрессий в Москве в ближайшее время, они рассматриваются так, как если бы они были жертвами цунами или землетрясения — жертвы чего-то ужасного и стихийного, но не преступления или преступников.

Проблема не в том, что Путин поддерживает Сталина: он этого не делает. Как-то он даже осудил преступления режима, — говорит Рачинский, — Проблема в том, что Путин не может признать, что не только целая государственная организация может быть преступной, но и само государство.

Хотя есть шанс, что несколько человек из списка Жукова могут всё ещё быть живы, и их возраст приближается к 100 годам, дело не в том, чтобы возбуждать уголовные дела или обвинять кого-то.

Нам не нужно называть их всех преступниками, но мы должны признать преступный характер организации и государства в то время,

— говорит Петров.

Далеко не каждый впечатлен работой Жукова. В ноябре, некоторые из потомков тех, кто присутствует в базе данных, обратился к российским властям с призывом убрать списки из Сети.

Источник: The Guardian

comments powered by HyperComments