28 апреля, в возрасте 91 года, ушёл из жизни ветеран Великой Отечественной войны Ион Деген.

Ион Деген, мой товарищ в смертельной агонииИон был не только героем, вставшим на защиту своей родины всего в 16 лет, но и выдающимся поэтом-фронтовиком. Его стихотворения передавались из уст в уста, вселяя в солдат надежду и силу идти до конца. Но мало кому известно, как сложилась судьба этого человека и что побудило его стать тем, кем он стал.

Родившемуся в 1925 году Иону Лазаревичу не удалось вкусить радостей молодой жизни. Когда ему исполнилось три года, умер отец семейства. Без надёжной опоры в семье двенадцатилетний Ион был вынужден работать
помощником кузнеца, чтобы хоть как-то помочь матери.

Детство моё было голодным: на одну материнскую зарплату медсестры было очень тяжело прокормиться.

Ровно через семь дней после окончания девятого класса, в ночь на 22 июня 1941 года, Ион заметил, как по мосту в Германию прошёл тяжело груженный состав. Ранним утром люди стали говорить по секрету: «Началась война!» Ещё совсем мальчишка, Ион тут же помчался в военкомат, но там его убедили, что не могут взять в армию ребёнка.

Я прибежал в горком комсомола, оттуда — в военкомат, но со мной нигде не хотели разговаривать. Я сотрясал воздух возгласами о долге комсомольца, о защите Родины, о героях Гражданской войны. Я выстреливал лозунги, которыми был начинен, как вареник картошкой.

Через десять дней после этого был сформирован добровольческий истребительный батальон, состоящий из учеников девятых и десятых классов. Туда вступил и Ион Лазаревич.

Лето первого года войны запомнилось Иону надолго. Он на регулярной основе хоронил сослуживцев и участвовал в перестрелках с немцами.

Рядом погибали мои одноклассники, семнадцатилетние юноши. Для меня это было потрясением. Я с трудом сдерживал слезы, когда мы хоронили убитых товарищей. В начале августа наш взвод поджёг гранатами и бутылками с КС два немецких танка.

В конце концов, дивизия Иона попала в окружение. Многие стали разбредаться по окрестным сёлам в поисках спасения, но остатки батальона Дегена решили прорываться. В один вечер их осталось двое: Ион и его сослуживец, Саша Сойферман. Когда они в очередной раз отстреливались от наступающих немцев, Иона ранили в ногу. Его друг перевязал рану, и они отправились дальше в путь. Дошли до Днепра, где на другом берегу молодых ребят ждало спасение, но туда ещё надо было доплыть. Скинув всё оружие и сапоги, Ион и Саша поплыли. Посреди реки Деген оглянулся, но его товарища не было. Ион не сомневался: Сойферман утонул. Доплыв до берега и рухнув на пляж от усталости, Деген услышал немецкую речь. К счастью, его не заметили и прошли мимо.

И тут я заплакал: ни боль, ни потери, ни страх не были причиной этих слёз. Плакал от осознания трагедии отступления, свидетелем и участником которой мне пришлось стать, от страшных мыслей, что все наши жертвы были напрасны… Я плакал оттого, что у меня даже нет гранаты взорвать себя вместе с немцами. Плакал от самой мысли, что немцы уже на левом берегу Днепра.

Не менее тяжелыми для Иона Дегена оказались и последующие годы войны. После пятимесячного лечения в госпитале он поступил в отделение разведки дивизиона бронепоездов. В его составе, на Кавказе, были самые жестокие времена. Приходилось и с оружием вымогать еду у местного населения, и даже убить своего тылового полковника, который от страха отказался отвезти раненых военных в госпиталь.

Посмотрели документы у водителя и сказали: «Теперь мы знаем, кто ты и что ты. Если кому-то проболтаешься о том, что сейчас увидел, мы тебя из-под земли достанем и убьём! Понял?! Тогда гони в санбат!»

В октябре 1942 года Ион снова был ранен, и снова в ногу. После трёх месяцев госпитализации его отправили в танковое училище, которое он закончил с отличием весной 1944 года. Впоследствии Ион Деген стал мастером-асом танкового боя, уничтожившим 12 немецких танков, 4 самоходных орудия и немало живой силы противника.

Но даже период «танкистской» деятельности Иона не был хоть немного спокойным. Похороны товарищей и очистка танка от крови после боя остались в порядке вещей до конца войны.

На фронте не сойдёшь с ума едва ли,
Не научившись сразу забывать.
Мы из подбитых танков выгребали
Все, что в могилу можно закопать.

В последнем своём бою Ион проявил себя как настоящий герой. При захвате небольшого города в Пруссии его поставили во главу роты, собранной из остатков других танковых рот. Он был обязан повести её в лобовую атаку без какой-либо поддержки, буквально на верную смерть. Утром 21 января 1945 года, в 8:00, Ион получил приказ на атаку. Все двенадцать машин завели моторы. Лейтенант Деген скомандовал: «Вперед!», но никто не сдвинулся с места. Ион выпрыгнул из машины и побежал к ближайшим танкам, по которым начал бить ломом, сопровождая свои действия отборным матом. Ни один из экипажей не ответил. Делать было нечего, танк Иона выскочил вперед. Заметить, пошли ли в атаку остальные танки, он так и не успел. Через 300 метров экипаж наткнулся на вражескую бронемашину. После того, как Ион скомандовал атаковать, он почувствовал жуткую боль.

Моя кровь, пахнувшая водкой, заливала лицо. На снарядных «чемоданах» лежал окровавленный башнер. Лобовой стрелок застыл на своём сиденье, вместо его головы я увидел кровавое месиво. И в это мгновение Захарья простонал: «Лейтенант, ноги оторвало».

Чудом Ион выскочил из танка и рухнул в окровавленный снег. Из четырёх пулевых ранений на левой руке и трёх на правой сочилась кровь. В 40 метрах отчётливо слышалась немецкая речь. Ион решил застрелиться, но не успел он и снять пистолет с предохранителя, как пришёл в сознание в госпитале. Оказалось, Дегена спас экипаж сослуживца.

Полгода Ион пролежал в госпитале. Там же он принял решение, что будет делать после демобилизации.

Закованный полностью в гипс, всё время думал только об одном: что я буду делать после войны? Инвалид на костылях, без образования и профессии. Но, видя благородный подвиг врачей, спасающих жизни раненых солдат, я решил тоже стать доктором. И о выборе своей профессии в будущем никогда не сожалел.

После войны Ион окончил мединститут и до конца жизни проработал ортопедом-травматологом.

На фронте в свободное время Ион Деген писал стихи, многие из которых передавались устно и вплоть до 1980 года считались народными. Его произведения пропитаны реализмом и отчаянием, которое испытал поэт-фронтовик во время войны, но тем не менее эти стихотворения сыграли важную роль в поднятии духа всех защитников страны.

Закончить статью я хотел бы знаменитым стихотворением Иона Дегена «Мой товарищ в смертельной агонии». По мнению многих настоящих фронтовиков-окопников, в нём заключена вся жестокая правда о войне.

Мой товарищ, в смертельной агонии

Не зови понапрасну друзей.
Дай-ка лучше согрею ладони я
Над дымящейся кровью твоей.

Ты не плачь, не стони, ты не маленький,
Ты не ранен, ты просто убит.
Дай, на память сниму с тебя валенки.
Нам ещё наступать предстоит.

comments powered by HyperComments