Когда Советский Союз активно восстанавливался после Второй мировой, в Москве появился американец по имени Мартин Манхофф.

С собой он привёз целый чемодан новейшего фотоснаряжения и, конечно, умение фотографировать. Мартин исколесил всю Россию на поезде и часто брал с собой жену Джен, которая записывала воспоминания об их путешествиях.

В 1954 году, спустя 2 года после приезда, Мартина Манхоффа выслали из СССР за «шпионство». После возвращения в США Манхофф убрал снимки в шкаф, где они и пролежали более 60 лет. В прошлом году, уже после смерти фотографа, эти живые и яркие кадры советской жизни обнаружил историк Дуглас Смит.

Ночная Москва. На горизонте светится новое здание МГУ.

 

Школьницы в Коломенском, бывшей царской резиденции. Сейчас этим девочкам должно быть по 70 лет.

Крымский рынок. Крым пока ещё не подарен Украине. Джен писала, что полуостров «всегда был курортной зоной, и когда настаёт счастливое время отпусков, лучшие работники отправляются сюда».

Улица в центре Киева.

Затопленный Киев. Джен описывала Украину как «более чистую, более обособленную часть Союза… определённо познавшую и повидавшую нечто большее, чем Советская власть».

Сделка бабушек. Джен рассказывала, что поездки на поезде давали им единственную возможность пообщаться с простыми русскими, но «здесь естественная предосторожность не даёт говорить о чём-то глубоком».

Маленький городок, снятый из окна поезда. Мартин снимал не только жизнь в больших городах, но часто путешествовал со своей женой на поезде. Это фото сделано далеко от Москвы.

Парад по стенами Кремля. Когда историк Дуглас Смит нашёл эти снимки, то сразу понял, что в его руках редкое сокровище.

Дети у Новоспасского монастыря.

Останкинский дворец, превращённый, как и многие поместья и усадьбы, в общественный парк.

Очередь в продуктовый магазин, Москва.

В бассейне. Манхофф фотографировал на 35мм цветную плёнку Kodak и Agfa. В США новинка набирала популярность, но в СССР о ней ничего не знали.

Похороны Сталина, 1953. Снимок сделан из окна посольства США – Манхофф работал там помощником военного атташе.

Пушкинская площадь.

Новоспасский монастырь, превращённый, как и многие уцелевшие церкви, в склад.

Гроб Сталина несут по Красной площади. Белое пятно – окошко над лицом вождя.

Любители поглазеть на витрины, Москва. Первые впечатления Джен от городских магазинов было отнюдь не восторженным: «Никуда не годятся ни люди, ни обстановка. Товар выглядит так, будто им уже пользовались».

Девушки с книгами в Новодевичьем монастыре.

Здание Центрального телеграфа в Москве.

Играющие в карты, Кусково (бывшее поместье Шереметевых).

Мартин и Джен Манхоффы собственной персоной.

Вид из окна поезда. Выходить можно было только на долгих стоянках, но не дальше платформы.

В кафешке одного провинциального городка американцы вызвали настоящий переполох. Один местный решил в их честь сыграть на баяне. Джейн пишет: «Играл он хорошо, и всем понравилось. Один русский купил ему бутылку пива, мы тоже подарили одну. А потом случилось это. Вошёл администратор и… объявил, что кафе закрывается. Отовсюду послышался ропот: «Почему?». Кто-то спросил баяниста, он ответил: «Не знаю, в первый раз такое». Потом он так смешно сказал: «Ладно, сыграю вам марш», и мы покинули заведение под звуки русского марша».

Московский магазин № 20. Джен комментировала результаты революции 1917: «Наверно, ничто не отображает «революцию» яснее; рабочие захватили власть и пока толком не знают, как с ней обращаться, а больше некому».

Конвой направляется в Троице-Сергиеву лавру.

Деревенские работники глядят на поезд, в котором едет Манхофф. Об одной его поездке в Сибирь написала газета “The New York Times”, утверждая, что “американцы никогда ещё не бывали в такой дали».

Грузовик проезжает мимо посольства США.

На улице Петровка. Хотя русские и позировали фотографу, Манхоффы не могли заглянуть в «душу» советской жизни, ведь в те времена общение с иностранцами советским гражданам могло доставить реальные проблемы. Джен писала: «Мы никогда не бывали дома у русских и даже не могли на это рассчитывать».

Наводнение из-за летних ливней в Киеве.

Парад в центре Москвы неподалёку от посольства США.

Милиционер. Джен писала, что милиционеры в Москве «располагались так, словно чтобы быть на виду у другого».

Улица, прилегающая к Москве-реке.

Деревенские дома, снятые из окна поезда. Одно из таких путешествий стало последней поездкой по СССР для Мартина Манхоффа. Когда он с тремя коллегами ехал в Сибирь в 1953 году, их обвинили в незаконном фотографировании аэродромов и нефтяных свалок, объявили шпионами и поспешно выслали из страны.

Московский кинотеатр.

Конная повозка у Кремля, фото сделано со стороны входа в посольство США.

Улочка в Мурманске.

Вид с крыши нового посольства США. Достраивается отель «Украина».

Цветы, танцы, флаги Северной Кореи на параде в Москве. Смит сказал радио «Свобода»: «Манхофф захватил эту каждодневность… человечность, которой так не хватает в остальных изображениях [жизни в СССР в 1950-х гг.]»
comments powered by HyperComments