Сто лет назад в руках большевиков оказался весь золотой запас последней семьи Романовых. Ну или они только думали, что весь…

Уже третьи сутки мы ехали в Транс-сибирском экспрессе; была середина июля, и мы уже привыкли к жаре. В древних вагонах не было ни кондиционеров, ни душа. Моему мужу Деннису, который ни слова не говорит по-русски, ничего не оставалось делать, кроме как играться со своей новой навороченной видеокамерой, но мне повезло больше – я могла прислушиваться к разговорам. В узком коридорчике вагона собралась очередь в туалет; я стояла за двумя русскими мужиками средних лет, горячо спорившими о печально известном поезде с сокровищами, который сотню лет назад мчался по этим самым путям, возможно, прокладывая дорогу Революции.

«Золото спрятано в лесах где-то там», — сказал один из них, тыкая пальцем в бескрайние сибирские равнины, пробегавшие за окном. — «Охранники его по дороге разворовали ».

«Нет, золото ушло на дно Байкала! Потому его и не найдут никак».

Знаменитый поезд с сокровищами Российской империи – одна из самых любопытных загадок страны. Фото: Maarten Udema/Alamy

Российская империя, Сибирь, золотой запас, Колчак, Байкал

Мужчины спорили об одной из самых таинственных русских легенд — о золотом запасе последних Романовых, большая часть которого считается утраченной в ходе революции 1917 года.

В этом поезде мы оказались отчасти и из-за этой истории, поэтому я не могла не вмешаться. «Разве историки не сошлись на том, что всё золото уже нашли и оценили?» — спросила я. – «Я читала об этом у Сергея Волкова в “Призраке золотого эшелона Колчака”»

Мужики, стоявшие в начале очереди, рассмеялись. «Ага, конечно. Так мы и поверили всему, что в книжках пишут!»

Дверь туалета открылась, и мимо нас протиснулась старушка. Один мужик зашёл туда, но прежде чем закрыться, высунул голову в коридор и снисходительно бросил: «В книжке любой что угодно напишет. А если хочешь знать, как всё на самом деле было, надо людей слушать».

Белая армия перевезла почти 500 т царского золота по Транссибирской железной дороге. Фото: Tuul & Bruno Morandi/Getty Images

Российская империя, Сибирь, золотой запас, Колчак, Байкал

Моя семья переехала из России в Нью-Йорк лет 30 тому назад, но меня до сих пор чудесным образом притягивают старинные легенды этой страны, а особенно манит загадка пропавшего царского золота.

До Первой мировой войны Россия обладала третьим по величине золотым запасом – её опережали только США и Франция. Когда разразилась война, сторонники монархии, «белые», вывезли из Петербурга около 500 тонн золота, полагая, что столица чересчур близка к западным границам империи. Хранителем сокровищ стала Казань (моя малая родина) – большой торговый город, лежащий на Транссибирской магистрали в 640 км к востоку от Москвы. Красноармейцы-большевики, ведомые Владимиром Лениным и его соратником Львом Троцким, осадили Казань, чтобы отнять золото у царских войск. Ведь тот, кому оно достанется, сможет купить оружие, заплатить солдатам и взять верх в борьбе.

Летом 1918 года, после ожесточённых боёв с Белой армией, Троцкий и большевики взяли Казань. Но войдя в Казанский банк, победоносная Красная армия обнаружила лишь пустые хранилища. Сокровища были уже на пути в Сибирь, которую пока ещё не затронула революция. Троцкий собрал собственный поезд и отправился в погоню.

Сто лет назад путешествие из Казани в Сибирь на поезде заняло бы не один месяц. Фото: DEA PICTURE LIBRARY/Getty Images

Российская империя, Сибирь, золотой запас, Колчак, Байкал

Совершив своё ежевечернее омовение над гремящей раковиной в тесном туалете поезда, я легла на свою полку и принялась листать книгу, опубликованную в 2011 году Волковым — русским историком, всю жизнь специализировавшимся на Сибири и Байкале. На картинке — два бронированных поезда; вот и теперь наш Транс-сибирский экспресс бежит мимо лесов, как они когда-то. От Казани до Сибири три дня езды, но сто лет назад эта дорога заняла бы не один месяц. Паровозы, приводимые в действие печами, в которые вручную забрасывали уголь, ездили медленно. А что более важно, из-за периодических боёв, нехватки топлива, суровой зимы и хаоса войны вообще, ни Белая армия, ни большевики не имели возможности быстро продвигаться. Погоня, больше походившая на бег с препятствиями, буквально еле тащилась.

Спустя нескольких месяцев гонки и половину Сибири, поезд с сокровищами попал в руки адмирала Александра Колчака, нового главнокомандующего Белым движением. Солдаты Троцкого уже наступали белым на пятки, и Колчак отправил поезд дальше на восток, чтобы как можно сильнее оторваться от врага. Состав прибыл в Иркутск, торговый город у озера Байкал. Именно здесь останавливался и мой поезд.

Золото захватили чешские войска, застрявшие в Иркутске после Первой мировой. Фото: Lucille Kanzawa/Getty Images

Российская империя, Сибирь, золотой запас, Колчак, Байкал

Мы прибыли в Иркутск глубокой ночью; город был настолько тих и пуст, что на улицах не было даже таксистов. Имея довольно смутное представление о том, где находится наш отель, мы с Деннисом потащили чемоданы по тёмным улицам, стараясь не пересекаться с бродячими собаками, обитавшими в разросшихся кустах. Похоже, в этом районе все фонари сломались, единственным источником света была луна, поэтому мы час бродили кругами и едва поверили своему счастью, когда в просвете между высокими деревьями наконец увидели нашу гостиницу.

Тут-то, в Иркустке, чешские войска, нанятые Россией для совместной борьбы в Первой мировой войне, и застряли, когда большевики заняли западную часть России и отрезали все пути в Европу. Чехи хотели домой, поэтому, когда «золотой» поезд прибыл в Иркутск, они захватили Колчака с золотом и передали их большевикам в обмен на разрешение отплыть домой из Владивостока. Война и революция ещё не успели разрушить Дальний Восток, поэтому для чехов плыть через восток было безопаснее, чем идти прямиком на запад.

Их план сработал. Большевики взяли золото, разрешили чехам отбыть на родину и спешно расстреляли Колчака; следующие 70 лет в советских учебниках истории говорилось, что он был врагом народа, а значит, заслуживал расстрела.

Белому адмиралу Александру Колчаку, долго считавшемуся врагом народа, в Иркустке теперь стоит памятник. Фото: Wolfgang Kaehler/Getty Images

Российская империя, Сибирь, золотой запас, Колчак, Байкал

Но на следующий день, гуляя с Деннисом по широким иркустким улицам, я сделала потрясающее открытие. На одной из городских площадей я обнаружила недавно воздвигнутый памятник Колчаку, прославляющий его как важного политического деятеля. Русские историки, определённо, переписали эту главу революционных хроник; медная дощечка на памятнике гласит, что он боролся за свои идеалы и погиб, защищая сокровище империи.

В Иркутске завершилась история белого адмирала, но путешествие золота ещё не кончилось. Большевики загрузили его в новый поезд и отправили обратно в Казань. Согласно Волкову, сокровища вернулись в целости и сохранности. Однако, некоторые историки настаивают, что числа расходятся аж на 200 т, если не больше. Местная наука придерживается следующей версии: стали бы голодные, обозлённые, потрёпанные войной чешские солдаты, держа в руках поистине несметные богатства, отдавать всё до копейки Красной армии? Разве они не оставили бы что-то себе на дорогу обратно? Местная теория подразумевает, что чешские войска спрятали ящики с золотом на своих поездах, отправляясь на восток по скалистым склонам Саянских гор, что стоят почти перпендикулярно озеру Байкал. И вот тут на старых, расшатанных путях один из перегруженных поездов сошёл с рельс и скатился прямо в глубокие воды Байкала.

И как гласит эта легенда, золото всё ещё лежит там на дне.

Согласно легенде, часть царского золота покоится на дне озера Байкал. Фото: Annapurna Mellor/Getty Images

Российская империя, Сибирь, золотой запас, Колчак, Байкал

На следующий день мы сели в Кругобайкальский поезд – старинный паровоз с двумя вагонами, чтобы проехать там, где окончился путь сокровищ. Мы вышли на первой остановке, представлявшей собой пологий участок скалистого холма с видом на Байкал, и наш тихий белокурый экскурсовод Татьяна предупредила: «Вниз сходите осторожно, склон очень крутой!»

Мы прошли мимо деревенских бабушек, продающих хлеб и копчёного омуля (байкальская рыба), и отправились вниз по извилистой тропинке, заросшей жгучей крапивой. Рыхлая почва уходила из-под ног, и нам приходилось хвататься за ветки деревьев и камни, чтобы не упасть. Пока несколько смельчаков купались голышом в холодных водах Байкала, температура которых едва достигает 10о С, я присела на холм и посмотрела вверх на склон, настолько обрывистый, что наш поезд было уже не видно. Да, отсюда любые вагоны, сошедшие с рельс, наверняка свалились бы в озеро.

Татьяна присела рядом со мной, и я не смогла удержаться от вопроса: «Это здесь упал знаменитый «золотой» поезд?»

Она широко улыбнулась. «Смотря кого спросить», — сказала она. – «Москвичи не верят в эту историю, считают, что мы её выдумали. Но местные старики, которые слышали её от своих родителей, знают, что что-то всё-таки было. Да если подумать, в те времена аварии случались постоянно. Старые поезда были неустойчивыми, сильно качались».

Кругобайкальская дорога могла стать финишным отрезком в пути сокровищ. Фото: wei cao/Alamy

Российская империя, Сибирь, золотой запас, Колчак, Байкал

Её слова заставили меня задуматься: а каково это было, ехать здесь поездом 100 лет назад? Поэтому, взобравшись обратно в гору, я пошла прямо к бригаде паровоза. За небольшую плату они разрешили нам с Деннисом проехаться в локомотиве рядом с раскалённой угольной топкой.

Когда с оглушающим свистом паровоз тронулся, один мужик из бригады спросил меня: «Что, золото ищете, а? Отец моего друга был профессиональным водолазом, мог пять минут под водой находиться. И каждое лето он нырял за тем золотом, но ничего не нашёл. Байкал-то своих тайн никому не выдаёт».

Я спросила: «Получается, золото и вправду там, на дне?»

Тут вмешался другой бригадник. «Когда в 2009 году туда погрузился исследовательский подводный аппарат «Мир», то на глубине 700 м обнаружили останки поезда. А ещё экипаж увидел в расщелине маленькие предметы, которые блестели сквозь ил и осадки. Однако, добраться до них и извлечь на поверхность не вышло. Конечно, это были золотые слитки, а что ещё это могло быть, я вас спрашиваю?»

Поезд набрал скорость, громче застучали его огромные колёса. Весь следующий час нас швыряло по тесной кабине, и в окна было не выглянуть – по ним нещадно били ветки. Однако мне всё же удалось заметить, в какой опасной близости к краю проложены пути, и от тревожного осознания того, что мы висим над бездонной пропастью, у меня закружилась голова.

Когда разразилась Первая мировая война, Белая армия вывезла романовское золото из Петербурга в Сибирь. Фото: BBC

Российская империя, Сибирь, золотой запас, Колчак, Байкал

В тот вечер я сидела на открытой террасе гостиницы в курортном посёлке Листвянка, что на южном берегу Байкала, восстанавливаясь после тряской езды в локомотиве и наблюдая, как солнце садится в озеро, золотя его воды. Не обошлось без очередного спора с местными – на этот раз с пожилой женщиной, от которой я услышала уже знакомый неопровержимый аргумент в пользу существования клада. Её сын, долговязый парень лет 20, сидел и тихо слушал, но женщину всё больше огорчало то, что я смею сомневаться в легенде. Она бушевала: «Ну нельзя только книжкам доверять! Людей слушать надо!»

И тут до меня дошло. В России, которая пережила десятки лет жёсткой пропаганды, печатное слово меняется от режима к режиму, словно капризная погода на Байкале. Памятник Колчаку, который я видела в Иркустке, прекрасный тому пример. Пока то, что пишут в книгах и газетах, меняется как ветер, люди, которые всё видят, слышат и передают следующим поколениям свои воспоминания, создают собственную историю. Даже если они что-то и приукрашивают, в их рассказах действительно может оказаться больше правды, чем в кипе свеженапечатанных страниц.

Поражённая этим внезапным озарением, я перестала отвечать на пылкие речи женщины. Она решила, что я её не слушаю, и, негодующе фыркнув, ушла. «В нашей семье это больная тема», — пояснил её сын. – «Мама рассказывала, что её дедушка помогал солдатам прятать золото в лесу, но вернувшись после, не смог отыскать того места. Каждое лето он отправлялся на его поиски, и однажды не вернулся домой. Пропал».

Я извинилась: «Простите, я совсем не хотела обидеть вашу маму. Просто мне интересно, правда ли есть то пропавшее золото».

«Ну а нам тем более», — с улыбкой успокоил меня парень. – «Вот поэтому-то мы и хотим, чтобы легенда жила. Она стала частью этой земли, частью Байкала, частью Сибири. Она слишком красива, чтобы умирать».

comments powered by HyperComments