В этом году всё внимание было обращено на революцию, которая ровно 100 лет назад перевернула жизнь имперской столицы и всей страны. Ну а мы обратились к современности и разузнали у местных художников и музыкантов всё о лучших питерских клубах и культурных заведениях.

«В Москве вы ничего подобного не найдёте», — утверждает коренной петербуржец Коля Дубинко. Мы сидим на деревянной скамейке, рядом – старая лодка, а всё это – во дворе недавно открывшегося бара «Мачты». Заведение, в котором сегодня устроили вечеринку с участием диджеев техно и продюсеров московского лейбла «ГОСТ Звук», располагается в здании бывшего завода радиоэлектроники «Прибой». Находится оно в достаточно укромном месте, на Шкиперском протоке, что на дальнем конце Васильевского острова (одна из старейших частей города). В «Мачтах» объединились и близость Петербурга к воде (здесь 93 реки и канала и 800 мостов), и заводское советское прошлое, и барочная архитектура XVIII века. Коля ведёт меня сквозь воротца на набережную канала, и меня сбивает резкий порыв ветра с Финского залива, принося запахи рыбы и машинного масла.

Бар «Мачты». Фото: afisha.ru

Санкт-Петербург

Много страданий выпало на долю Санкт-Петербурга: само строительство в начале XVIII века, стоившее жизни тысячам крестьян; блокада в годы Второй мировой; погружение в хаос после распада СССР, когда советский Ленинград снова стал называться Петербургом. Всё это не прошло для города бесследно.

В 2017 году Петербург ассоциировался прежде всего с одним из самых значимых событий XX века – с революцией, начавшейся именно здесь. И вот сотню лет спустя молодёжь активно создаёт музыкальный, кулинарный и художественный облик города. В последние 6 лет я провела много времени в Петербурге, и в год, когда Россия отмечает столетие революции, хочу увидеть, что же нового появилось в культурной столице (пока суровая русская зима не застала меня врасплох).

Вид на Санкт-Петербург с колокольни Исаакиевского собора. Фото: Loop Images Ltd/ Alamy/ Alamy

Санкт-Петербург

Клубы и музыкальные площадки

В 20 минутах ходьбы от «Мачт» недавно появилось ещё одно место, воплощающее городские контрасты, — «Порт Севкабель». Оно также находится в здании бывшего завода (на этот раз XIX века), фасад которого сложен из красного кирпича. И хотя его широкие аллеи, дворики и высокая труба пока закрыты для посетителей, здесь уже прошли музыкальный стрим Boiler Room, концерт британской группы “Hidden Orchestra”, выставки местных художников, а также круглый стол с хранителем музея Гуггенхайма (музей искусства в Нью-Йорке – прим. пер.) Троем Конрадом Террьеном. В проекте – рестораны, кафе, музеи, гостиницы и фестивали.

Ночная жизнь кипит в таких местечках, как, например, клуб “Mosaique”: его вы найдёте на Конюшенной площади, в каменном здании, похожем на туннель. На выходных там тусуется полно народу, а также отечественных и зарубежных талантливых диджеев. А на рукотворном острове Новая Голландия, созданном в XVIII веке и ставшим культурным центром с большим парком, есть клуб “Kuznya House”. На Новой Голландии масса магазинов и кафе, постоянно проводятся лекции и показы фильмов. В вычурно украшенном здании Кузни открылись ресторан, коктейль-бар и ночной клуб, по ночам там часто звучит электронная музыка. В Москве, например, всё по-другому: в этом городе клубы долго не живут. За последние несколько лет пришлось закрыть множество крупных заведений. Относительно недавно, в августе, полиция совершила налёт на московский DIY-клуб «Рабица» (видео можно найти в интернете).

Художественная инсталляция на острове Новая Голландия. Фото: Alamy

Санкт-Петербург

Я поговорила об этом с молодым продюсером Юлией Сигарёвой, одним из основателей экспериментал-лейбла “bore hole”. Она вернулась в Петербург, немного поработав в столице.

«Петербургским ночным заведениям и их промоутерам удаётся сохранять устойчивую позицию, в отличие от московских», — говорит Юлия. Девушка и её друзья мечтают создать такое место, где исполнители экспериментала смогут показывать своё мастерство, и собираются открыть клуб. У него будет не только связь с лейблом “bore hole”, но и своя отдельная жизнь. Откроется он к югу от центра города, на Обводном канале в начале декабря и, естественно, там будет на что посмотреть.

Продюсер Юлия Сигарёва, недавно переехавшая в Петербург

Санкт-Петербург

Я попросила Юлию рассказать мне про крупных питерских промоутеров. “Roots United” — как раз один из них. Этот коллектив проводит серию вечеринок OFF на территории дизайн-центра “Artplay” (это одновременно и выставочный комплекс, и музыкальное заведение). Большое здание с множеством залов уже облюбовали фанаты электронной музыки.

Ещё “Roots United” организовывает Present Perfect Festival в музее уличного искусства в районе Новочеркасская, который занимает другое здание бывшей фабрики, где ещё остались каменный внутренний дворик и куча упаковочных контейнеров.

Музей уличного искусства, где проводится вечеринка “Present Perfect Festival”

Санкт-Петербург

Еда и напитки

Ещё одна пара, участвующая в жизни города – Лиза Симонова и её партнёр по бизнесу Морис Шакая. Молодым людям только слегка за 20, но своё первое кафе-бейгельную “BGL” они открыли ещё в 2012 году. Однако успеха они добились, 2 года назад рискнув открыть ресторан грузинской кухни «Хачапури и вино». Сейчас Лиза и Морис владеют сетью из 8 заведений.

Лиза и Морис у грузинского ресторана «Лев и птичка»

Санкт-Петербург

Я встретилась с ними в одном из них, во «Льве и птичке». Это островок тишины на шумном Большом проспекте. Главное украшение заведения —  дровяная печь, но декор помещения весьма аскетичен и состоит из деревянных полов и мебели: здесь грузинское гостеприимство сочетается со скандинавской сдержанностью. «Грузинские рестораны нередко бывали тёмными и грязными, хотя и со вкусной едой, но с ужасным сервисом, поэтому находиться в них было не особо приятно», — говорит Лиза. – «У них был советский формат, а мы хотели создать такое место, где молодёжь чувствовала бы себя как дома».

Грузинская кухня в России, как индийская в Британии – очень популярна и встречается на каждом шагу. Но здесь традиционные блюда приобретают современные формы: например, из грузинского теста для хачапури и острой баранины здесь пекут пиццу. Необычайно низкие цены (средний чек не превышает 600 рублей) стали ответом экономическому кризису, наступившему после присоединения Крыма в 2014 году. Именно они и привлекли юных посетителей кафе.

Ещё один ресторан, полюбившийся молодёжи за низкие цены и аутентичную кухню, — «Бекицер». Здесь подают такие знаменитые израильские яства, как шакшука (острая яичница) и фалафель. Также стоит уделить внимание гастробару “DUO”, кафе в скандинавском духе, где из местных продуктов готовят классические европейские блюда.

Арт-сцены и бары

Полина Зинзивер – молодая художница, активно занимающаяся продвижением питерской экспериментальной арт-сцены. В интернете можно найти её «психоделические» шаржи на всякие абсурдные детали жизни в России, особенно в родном городе Полины.

Полина Кузнецова занимается экспериментальным искусством

Санкт-Петербург

Она привела меня в «Бертгольд Центр» — ещё один дом современного искусства в бывшем литейном цеху почти в самом центре города. Ни за что и не догадаться, что в сером каменном здании, больше похожем на обычный жилой дом, находится огромный выставочный зал, театральная студия и много-много разных бутиков, открытых молодыми людьми, в том числе и “Rediska Project” (женская одежда), селективный секонд-хенд “Eversale” и т.д. Полинины работы выставлялись в Бертгольд Центре в июле прошлого года.

Следующим пунктом нашей экскурсии стала «Треска», уютный бар-ресторан, где Полина и другие художники организуют ярмарки, чтобы выставлять и продавать свои работы. На этих ярмарках действует строгое правило: вещь должна стоить не дороже 500 рублей. Находится бар во дворике «Голицын Лофта» — недавно отреставрированного особняка XVIII века на набережной Фонтанки (ещё здесь есть кофейня “Civil Books Coffee and Wine” с мраморными каминами и высокими лепными потолками). В «Треске» проходят самые разные кинопоказы, выставки и поэтические вечера; закуски и напитки в баре подают допоздна. А отсюда рукой подать до бара «Продукты» — уютного местечка с джукбоксом, тоже на Фонтанке.

Бар «Треска» в особняке, где когда-то жили братья Тургеневы

Неподалёку от него, на улице Некрасова, располагаются 3 бара, которые облюбовала городская интеллигенция: скромный и милый “Bazin”; открытый до самого утра «Хроники», где угощают вафлями и фирменным коктейлем «Свободная Ингрия» с водкой и местными ягодами, который известен на весь Питер; “Redrum” – рай для любителей крафтового пива.

Дело идёт к ночи, а мы – в бар “Co-op Garage”, владельцы которого не прогадали с кирпичными стенами и открытой планировкой: они пришлись по вкусу городским модникам. Его дворик – идеальное место, чтобы наслаждаться белыми ночами (период с конца мая по июнь, когда становится темно только на 3 часа в сутки). Буквально в двух шагах отсюда, на канале Грибоедова, находится “Pif Paf”, длинный и узкий бар с парикмахерской, ставший пристанищем местных художников и рокеров. За бокалом пива мы с Полиной обсудили, как же много богата эпохами коренных изменений история Петербурга. И вот что рассказала мне художница: «Вот вчера я была на концерте очень старой панк-группы, и там солист сказал: «В городе трёх революций будет и четвёртая».

А здесь вы найдёте первую часть экскурсии по самым интересным заведениям Петербурга и узнаете, куда ещё можно сходить в северной столице.

comments powered by HyperComments