Харассмент — сексуальные домогательства в виде приставаний, как физических, так и вербальных. Термин, кстати, изначально совершенно не связан с радикальным феминизмом. Мало того, английская страница в википедии дает нам определение, никак не связанное с любыми действиями эротического характера — она говорит, что харассмент включает в себя широкий диапазон агрессивных моделей поведения.

А вот у нас его в массах знают только в значении сексуальных домогательств.  А почему? Потому что об этом говорят вообще все — мол, модно. Это грустно, но и нам придется говорить на этом языке. Смотрите:

В России харассментом вообще обычно считается приставанием эротического характера вышестоящего должностного лица к нижестоящему. Хороший пример — когда шеф домогается к секретарше. Вот пришел на работу, секретарша новая, а шеф взял и говорит — шлюха! — и вот это харассмент. Ну, как бы. Под определение попадает.

А если не дай бог еще и лапать ее начал, то тем более харассмент. Тут уже физический, а не вербальный. Это самые типичные, пожалуй, примеры, и в основном о них мы будем говорить. Давайте также сразу сойдемся на ряде вещей:

1. Харассмент — это плохо.
2. В России, да и не только, харассмент действительно является проблемой.
3. Харассмент мы будем рассматривать как поступок конкретного лица к конкретному лицу (например, шефа к секретарше).


Пункты простые. Но мы в них немного углубимся, что бы разобраться, собственно, в проблеме — и нет, не в проблеме того, плох ли харассмент (см. п. 1!), а в вопросе, почему все так громко про него кричат последние несколько лет, и как вам, возможно, стоит к нему относится.

Поехали.


1. Харассмент — это плохо.

И с этим никто не спорит. Спорить с тем, что харассмент, это плохо, это вот как прохожий назвал вас уродом — это уже плохо, и прохожий, очевидно, поступил как мудак.

Или как спорить с тем, что если тот же прохожий заехал тебе по роже, он совершил плохой поступок — то есть как бы можно с этим спорить до тех пор, пока на себе не испытал.

Но есть и вопрос — а насколько это плохо? С моей точки зрения, примеры выше вполне равносильны харассменту.

Любое вербальное или физическое унижение, травмирование — это плохо. И все они так или иначе равны. Максимальные разграничения — это по степени тяжести травм.

Так скажите мне, почему интернет бурлит разговорами про то, как кто-то полапал кого-то за задницу, но не рассказывает нам про ежедневные драки, и в дважды тише поднимает тему  издевательств в тюрьмах и детских домах? Нет ответа.

Мода? Может быть. Влияние “запада”?  Вполне возможно. Может это и потому, что подобная проблема не кажется всем достаточно пугающей, однако ощущается как что-то, из за чего можно начать травлю. Или потому что звезды не пытают заключенных в тюрьмах, но нужно же уличить их в несовершенности? Наверное. Ответа и правда нет, по крайней мере, ответа однозначного.

2. В России, да и не только, харассмент действительно является проблемой.

Оу, еще какой. И если у тебя сложилось мнение, что мы тут проблемы белых людей, а харассмент существует где-то в маня-мирке SWJ, то ты не прав. Смотри, почему.

Харассмент — это точно такая же проблема как избиение. Ну вот только когда тебя избили, ты с большей вероятностью пойдешь жаловаться. А если к тебе пришел начальник отдела и «заценил попец» твой, то жаловаться ты явно не будешь — не ясно куда, не ясно, будет ли этим заниматься, да и вообще «он же другое имел ввиду, он просто шутил так». И что теперь делать? 

По разным исследованиям и репортажам можно составить примерную картину распространенности проблемы на западе — цифры от 50 до 80%. В России, по-сути, даже исследований достойных на эту тему не было. Ощутить проблему можно и без СМИ. Для вас есть два пункта:

1) Понять, откуда вообще взялся стереотип начальника в роли насильника секретарши, который вы с легкостью представили в начале статьи (cпойлер — не из пустоты).

2) Вспомнить истории себя, своей семьи, друзей и знакомых, и спросить их по второму кругу — и понять, что это и правда происходит.

 А ещё в некоторых странах нет статьи за харассмент. Например, в России. Вот за изнасилование есть, а за харассмент, если он к изнасилованию не переходит — нет. И что теперь делать, если начальник по заднице хлопнул, а у тебя есть муж и дети? Так что да, это проблема.

Но, давайте зададим вопрос — насколько большая проблема?

Самая ли значимая? Та ли проблема, о которой стоит постоянно говорить, не обращая внимания на, например, убийства, коррупцию, в следствии которой страдает куда больше людей, стихийные бедствия, из-за которых погибают тысячи людей? Вряд ли.

И тут мы приходим к самому главному, а именно: харассмент это серьезная проблема, которая, тем не менее, не стоит поднятого шума.

Просто зайдите в интернет и попробуйте оспорить этот тезис. Проблема получила резонанс неслыханного масштаба, начиная от внимания всех СМИ, заканчивая массовой охотой на ведьм (часть обвинений в домогательствах после Вайнштейнгейта были клеветой). Общество буквально сошло с ума на идее, разделившись на два замечательных (нет) лагеря.

Первый лагерь считает, что харассмент — это не проблема, а нормальное явление. Второй — что за харассмент нужно казнить (всех хуемразей).

Так давайте же в лучших традициях докажем, что:

 

 

Лагерь номер один

Первый лагерь состоит в большинстве своем из людей, которые не уважают других людей. Это по большей части ребята, которые считают, что все позволено, поскольку за ними сила, и аргументация у них соответствующая. Например:
— Она сама этого хотела.
— Чо, если такая сильная и независимая, могла бы и постоять за себя, гы
— И что, что я назвал ее шлюхой, имею право
— Ахахаа харассмент ну да конечна


Это неадекватность, вызванная ложным ощущением силы, а также тем, что эти люди не попадали в подобные ситуации. Или хотят думать так.

Обвинять жертву — то же самое, что добрый друг милиционер, подложивший тебе наркотики, убедительно доказывает, что ты — дилер. И да, если ты такой сильный, то что не постоял за себя перед милиционером? И что, что он твои права не соблюдает, имеет право, вообще-то.

Второй стул ещё хуже

Но как бы это не было тупо, второй лагерь, как по мне еще хуже. Потому что это люди не только возводящие в абсолют, но и безумно лицемерные.  Их частые аргументы:
— Пока ты не проявил четкого согласия, тебя нельзя трогать!
— Если ты выпил, то тебя нельзя трогать!
— Ты не имеешь право обсуждать внешность, а так же и в целом говорить что-либо оценивающее меня!
— Это отвратительно, его нужно уволить/кастрировать/казнить!


Слабоумие без всякой отваги всегда готово обвинить тебя во всех смертных грехах, лишь бы защитить права человека. Правда, и прав-то никаких с таким радикальным подходом не останется — ну и что! 

Такие готовы засудить тебя за лишнее касание рандомного человека. Когда любители свободы слова затыкают тебе пространство для мнений — это про них. 

Наказание. Если законом не предусмотрено, то наказание должен понести человек обязательно своей работой, своей жизнью (или гениталиями, по предложению масс). А теперь вспомним тот неслучайно добавленный в наше перечисление пункт:

3. Харассмент мы будем рассматривать как поступок конкретного лица к конкретному лицу (например, шефа к секретарше).

Как поступок конкретного лица а конкретному лицу. Ты несешь ответственность за свои слова и действия согласно закону, согласно суду, и ты получаешь ту меру наказания, которую сочли для тебя подобающей.

Так вот, хотел бы на примере Колпакова и Слуцкого показать насколько искривленно работает эта система. Колпаков, главный редактор издания, напившись в стельку оскорбил и дотронулся до женщины, муж которой в последствии его в этом обвинил. Уголовной ответственности за то, что ты сказал гадость и дотронулся, к сожалению или к счастью не предусмотрено. Зато предусмотрена ответственность с точки зрения того самого второго лагеря, лагеря, который может рушить карьеру человека на основании одной пьяной ошибки, самовольно решая, какого наказания они для него хотят. Почему? Да потому что Колпаков, как и Медуза — это слабые с точки зрения власти объекты, на которые, если долго выливать грязь, что-то да произойдет. Поэтому отставки Колпакова добились. А Слуцкого, про которого все уже забыли, нет.

Потому что слишком сложно. Даже несмотря на то, что судя по показаниям Слуцкий, в отличие от Колпакова, абсолютно в трезвом уме и добром здравии занимался тем же харассментом, только на постоянной основе и открыто, и кстати, является представителем власти и закона (лол).


И ещё:

— обычно, жертвы не любят говорить о домогательствах.

— У мужчин попасть под харассмент шансов не меньше. (ура!?)

— Это вообще ничерта не объективное мнение, ещё и непопулярное в наших кругах. Но мы действительно считаем, что нужно воспринимать проблему адекватно. Потому что по-другому никак.

 

Как-то так. Спасибо, что дожили до этого момента. Мы рады.

Желчные, только ещё больше: t-do.ru/btnewsme

Канал Миши, он ещё и автор материала: t-do.ru/slovokrad

comments powered by HyperComments